Домой ВАЖНОЕ Синдром венгерского национального реваншизма или зачем Орбан примеряет роль Брута

Синдром венгерского национального реваншизма или зачем Орбан примеряет роль Брута

Кризисы последних лет, охватившие Евросоюз, пробудили на окраинах единой Европы очень нездоровые и опасные тенденции. Политика ирредентизма, которая очень смачно смотрится на политических лозунгах, не имеет в своей сути никакого положительного заряда для международных отношений и региональной безопасности, поскольку, в конечном итоге, приведет не к благоденствию граждан, а попытке пересмотра границ.

Приход к власти в Венгрии Виктора Орбана в 2010 году не стал сенсацией с политической точки зрения – его партия эксплуатировала самым нещадным образом чувства венгров, развивая в них в том или ином виде синдром национального реваншизма, исторической несправедливости, в том числе касающейся границ, и всё это подавалось под соусом восстановления некоего порядка.

Негласной опорой Орбана стали крайне правые националисты из партии «Йоббик», чья риторика и вовсе была калькой с той, что распространялась в стране при режиме Хорти и салашистах. Никакого секрета нет в том, что за поднятием волны национализма и шовинизма стоят проблемы экономики и, конечно же, в сравнительных величинах Венгрии далеко до регионального финансово-экономического центра хотя бы Восточной Европы, но там, где не работает экономика, вполне успешно идет подмена на политику и геополитику.

Идеология Будапешта заключалась в том, что от Венгрии оторваны исконно венгерские регионы, где проживают строго венгерские граждане. То, что такой политикой разрушается само ядро европейской безопасности, системы, построенной на руинах Второй мировой, никого из венгерской правящей элиты не смутило и очень напрасно. Этот регион Европы знает много попыток покушения на границы и порядки. Румыния недвусмысленно заявляет претензии на территорию Республики Молдова, Россия считала своим молдавское Приднестровье, Болгария следила за румынской Добруджей, Греция не признавала Македонию и так далее. Пока в мире царило здравомыслие и спокойствие, все эти проблемы худо-бедно решались, вернее, международное сообщество не давало возродить из искры пламя, но в годину кризиса, когда Брюссель начал всё больше замыкаться на внутренние проблемы, окраины почувствовали, что якобы вот он шанс, если не выстрелить в цель, то раскачать лодку, а там, глядишь, и представится шанс перекроить границы.

Немыслимые претензии Венгрии на части территорий почти всех ее соседей выглядят нонсенсом для государства-члена Евросоюза. Кто бы и как не относился к миграционному вопросу, к финансовой политике Еврокомиссии, но членство в ЕС – это принадлежность к союзу ценностей, это очень серьезные обязательства, в том числе в деле поддержания мира и безопасности и пренебрегать ими на том основании, что просто не очень хочется, никак нельзя. Будапешт ведет хитрую линию, не желая отказываться от европейских благ, но и не собираясь корректировать свою политику в соответствии с нормами и принципами организации, что уже делает заложниками Орбана и «Йоббик» всех тех, кто живет под синим флагом с двенадцатью золотыми звёздами.

Будапешт осторожен в Трансильвании, поскольку там сталкивается не только с равнозначной страной-членом ЕС и НАТО, но и важным для США плацдармом, зато в украинском Закарпатье Венгрия как будто бы находит отдушину всем своим полуимперским настроениям, раз за разом провоцируя местное население на неподчинение центральной власти. И это уже подло, поскольку не знать о проблемах Украины на востоке может сегодня только дикарь и глухонемой. Ударить в спину раненного – это точно не рыцарский поступок, как бы Виктор Орбан и его пропагандисты не пытались представить себя в образе спасителей закарпатских жителей. Никто не спорит с тем, что жизнь в Венгрии побогаче, чем в Украине, но так и жизнь в Брюсселе побогаче, чем в Венгрии. Однако же Будапешт истерично требует, чтобы Брюссель не диктовал ему и не лез во внутренние дела суверенной страны. Но при этом Будапешт позволяет себе без зазрения лезть во внутренние дела Украины. Лезть, повторимся, подло и цинично, поскольку хорошо известно в каком положении находится Украина сегодня, чтобы «не мечтать» о новой точке напряженности на своих западных границах.  

К сожалению, волна национализма рано или поздно ведет к милитаризации. И кое-кто в Венгрии уже начинает обкатывать идеи о том, что защищать обладателей венгерских паспортов в Закарпатье надо военной силой. Это очень и очень опасно. В первую очередь это опасность для Европы, на пространстве которой множатся конфликты. Украину вряд ли удивишь еще одной «горячей точкой», но точно, что Киев не желает такого развития событий.

Подыгрывает ли Виктор Орбан в своих притязаниях на Закарпатье Москве? Нет сомнений, что России был бы политически выгоден еще один конфликт в Украине, дабы обосновать ее идеологический курс. Делает ли Орбан своей политикой нечто хорошее? Очень сомнительно, чтобы ЕС и НАТО желали, чтобы их член вот так запросто наплевал на коллективную безопасность и пошёл ценой мира на всём континенте удовлетворять свои геополитические амбиции. Но даже если предположить, что всё, что делает Будапешт – это некие скоординированные с Россией шаги, это сознательный выбор в пользу вражды с Украиной, не может венгерская элита не понимать, что играет в чужую игру, что взяла на себя неблагодарную, незавидную и позорную роль «троянского коня», роль Брута, роль того, кто бьёт в спину. 

За всеми высокопарными словами о панмадьяризме, о собирании земель, о помощи местным жителям скрывается обыкновенная экспансия, скрываются признаки того, что было побеждено в 1945 году усилиями Объединенных наций. Границы сегодняшней Венгрии, даже если они не устраивают лично Виктора Орбана, это цена за участие Будапешта во Второй мировой войне на стороне нацистов, это утвержденная ООН линия, ограничившая венгерскую зону влияния, это горькая пилюля для избавления от того людоедского гитлеровского подхода, который тоже апеллировал к чувствам униженной нации, дабы оправдать многие злодеяния. И если Будапешт так рвётся повторить исторические события, то должен очень хорошо помнить не только период Хорти и территориальную экспансию, но и Варшавский договор, 1956 год и другие события, которые не принесли венгерскому народу обещанного благоденствия. 

Поджечь фитиль всегда проще, чем предотвратить взрыв, но поджигать фитиль и с азартом поддувать на него, дабы загорелось скорее – это какая-то очень извращенная форма внешней политики, это путь в никуда, исторический тупик, пропасть. Посмотрят ли с гордостью те, кто сегодня алчно смотрит на Закарпатье, в глаза своим детям? Посмотрят ли дети тех, кто сегодня определяет венгерскую политику, с гордостью на своих отцов и матерей? Не произойдет ли в Венгрии по теме удара в украинскую спину раскола общества, ибо лишь слепой не может не замечать аморальности этого поступка.