Домой ИНТЕРЕСНОЕ Колосс в кирзовых сапогах: войны силовиков как прелюдия краха путинского режима

Колосс в кирзовых сапогах: войны силовиков как прелюдия краха путинского режима

Завершающий отрезок правления Путина отмечается глубоким износом созданного им режима. Из-за отсутствия конструктивной стратегии развития страны правящие элиты России делают ставку на удержание своих позиций силой. Но силовики, как опора власти, похоже, перестают играть роль путинского оберега. Вместо этого многоуровневое противостояние и раздоры между российскими спецслужбами неумолимо ведут страну к скорой внутренней дезорганизации.

Россия под бременем силовиков

Действующий президент России Путин является выходцем из КГБ, и, исходя из своего происхождения, он стремится организовывать политический режим, прежде всего, в интересах своей касты. В пресловутой вертикали власти при путинском правлении определяющую роль стали играть нагромождения многочисленных силовых ведомств.

Ограниченная чекистская фантазия Путина за почти два десятилетия нахождения в Кремле не стала более красочной или утонченной, а наоборот, становилась все более серой и убогой. Единственной задачей жизнедеятельности ему видится удержание власти и ее расширение.

Ранее Путина сравнивали с российскими императорами Павлом и Николаем I, которые были известны своей ограниченностью, обскурантизмом и бесконечной любовью к применению военной силы, а безжалостную муштру рассматривали, как форму воспитания преданности народа. Теперь же, когда Путин взрастил невиданный для всего мира аппарат силовиков, который как раковая опухоль завладел телом России, разрушает местную экономику и разлагает душу российского народа, его уже по праву можно поставить в один ряд с безжалостным тираном Иваном Грозным и кровожадным вождем СССР Иосифом Сталиным.

На сегодняшний день военно-полицейская диктатура Путина опирается на 5 млн человек, проходящих службу в различных силовых ведомствах. Практически каждый восьмой мужчина в стране – силовик. Путин давно переплюнул Сталина: современная Россия по сравнению со сталинским СССР образца 1953 года – суперполицейское государство. С учетом разницы численности населения, в ФСБ сегодня служит почти в 2 раза больше сотрудников, чем ранее в КГБ, а в МВД – на 60%.

В России сегодня 914 500 человек числятся в штате Министерства внутренних дел. Это третья по численности полицейская сила в мире (понятное дело, после Китая — 1,6 млн человек) и Индии (1,5 млн). При этом, по числу полицейских на 100 000 жителей Китай (120 человек) и Индия (128 человек) отстают от России (623 человека) приблизительно в пять раз!

Стоит заметить, что позади РФ по этому показателю и все развитые страны: в США соответствующая цифра составляет 256 человек, в странах ЕС — от 300 до 360.

МВД хотя и самая многочисленная, но не единственная силовая служба в стране. Обособленно от нее существует Росгвардия, насчитывающая до 400 000 человек, Министерство по чрезвычайным ситуациям с 289 000 сотрудников, Федеральная служба исполнения наказаний, в которой работает 295 000 человек, Федеральная служба безопасности с засекреченным штатом, оценки численности которого составляют обычно 100 000–120 000 человек, погранслужба — до 200 000, Таможенная служба (около 70 000), Прокуратура и Следственный комитет (более 60 000), Наркоконтроль (почти 34 000), Миграционная служба (до 35 000) и ряд других более малочисленных по числу служащих агентств, типа ФСО или ФАПСИ).

Согласно данным опроса «Левада-Центр» за ноябрь 2017 года, 41% россиян считают, что Путин представляет интересы работников спецслужб, армии и министерства внутренних дел, и является их прямым выдвиженцем.

Не мудрено, ведь за годы правления Путина рост армии силовиков составил 200%, а финансирование на их содержание возросло более чем в 5,5 раз. На этом фоне масса трудоспособного населения ежегодно сокращается на 400 тыс. человек, что вынуждает путинский режим проводить драконовскую пенсионную реформу, которая предусматривает повышение пенсионного возраста.

В тоже время, расходы на армию, полицию, охранку составляют более 30% федерального бюджета и весомую часть бюджетов регионов, и они демонстрируют тенденцию к наращиванию, ведь Россия со всех сторон окружена «врагами». В том числе и внутри страны не все ладно, а значит, боевые кулаки силовиков понадобятся, чтобы гасить гнев российских граждан, которые будут стеной стоять против, к примеру, дикой пенсионной реформы, а таких несогласных в стране уже 80%!

К тому же после выборов Путин сразу показал своему электорату звериный оскал: расходы на «социалку» в 2018 году были урезаны на 53,4 млрд рублей. Пенсионерам не додадут 51,5 млрд. рублей, а еще 2,2 млрд. заберут у российских инвалидов.

Секономленные средства пойдут, в первую очередь, на финансирование силовых ведомств и производство оружия. Расходы на полицию и другие правоохранительные структуры будут увеличены на 27,3 млрд рублей. Это на 7 млрд. рублей больше, чем предполагал закон о поправках в бюджет на этапе внесения в Госдуму. Как говорится, вот тебе бабушка и четвертый срок Путина. Но не только немощные пенсионеры и инвалиды попали под путинскую финансовую гильотину: даже среди силовиков появились недовольные новым курсом президента, и дело тут не только в деньгах.

Опричники Путина: схватка на внутреннем фронте

Существует тезис, что президент Путин является сугубо тактиком и не способен просчитывать сложные многоходовые комбинации. Яркий пример тому аннексия Крыма: как известно эйфорию от «Крымнаша», как корова языком, слизало отрезвление от потери 55 млрд.$ из-за международных санкций (по состоянию на 2017 год).

Подобное протрезвление пришло к Путину в 2016 году в виду его ужаса перед тем монстром, в которого превратились спецслужбы. А ведь он сам так долго накачивал их деньгами и полномочиями. С одной стороны Путин понял, что его соратник и выходец из ФСБ Сергей Иванов подмял по себя контроль над спецслужбами, в том числе ФСБ и СВР, и стремится с их помощью закрепиться на позиции «преемника», и диктовать свои условия самому Путину. С другой стороны, Путин стал присматриваться и к тихушнику Шойгу, стоящему во главе Министерства обороны, и демонстративно молчащему о своих президентских амбициях, которые у него безусловно имеются.

Относительно Иванова, который на посту главы администрации президента уже было начал подсиживать своего шефа, Путин принял молниеносное решение: в августе 2016 года дерзкого выдвиженца из ФСБ сместили с поста главы АП, и отравили в политический утиль. Так был дан сигнал фсбшному клану, что нельзя так нагло пилить ножку трона, на котором восседает пока живущий тиран.

Куда большим ударом для ФСБ внутри России стало решение Путина создать новое силовое ведомство – Федеральную службу войск национальной гвардии (Росгвардию). Новая структура оказалась в прямом подчинении Путина, и стала выполнять роль его преторианской гвардии, новых опричников «царя Владимира».

Анализ функций Росгвардии дает понять, что заявленные задачи ведомства, включающие охрану общественного порядка, обеспечение общественной безопасности и режима чрезвычайного положения, а также участие в борьбе с терроризмом и экстремизмом, совпадают с задачами существующих силовых структур, особенно с ФСБ. По сути, реформа Путина сводит функционал ФСБ сугубо к контрразведке, и урезает ее возможности по влиянию на политические процессы внутри России.

Росгвардия во главе с дерзким Виктором Золотовым, получившим прозвище «первого жандарма путинской империи», уже в 2018 году стала по весу равна ФСБ, и очевидно в ближайшее время пересилит влияние фсбшного клана. Достоянием общественности стал тезис, что Росгвардия будет «новым путинским КГБ». В пользу этого говорит ситуация с провалом летом 2018 года инициатив действующего руководства ФСБ по созданию на их базе более сильного ведомства – «Министерства государственной безопасности», путем поглощения СВР и ФСО. Идея возрождения суперведомства по лекалам главы ФСБ Александра Бортникова и главы СВР Сергея Нарышкина совершенно не нашла отклика в кабинетах АП и лично у Путина.

Более того, Путин сделал фсбшникам еще одну подножку: кормовая база для ФСБ будет неуклонно снижаться. В связи с появлением Росгвардии почти в два раза вырастут расходы по статье «внутренние войска» – со 114,6 до 206,6 миллиарда рублей. При этом, расходы на ФСБ и другие «органы безопасности» сократят – с 306,4 до 292 миллиардов. И это только начало.

Чтобы и дальше существовать безбедно, в виду урезания каналов финансирования внутри страны, ФСБ необходимо искать новые источники доходов за ее пределами. Чекисты с Лубянки стремятся сесть на потоки в зарубежных странах, а также сохранить контроль над экономикой оккупированного Россией Донбасса. Но здесь у них на пути стал второй возможный «преемник» Путина – Сергей Шойгу, который стремиться максимально расширить зарубежные позиции подконтрольного ему ГРУ.

Время подстав: грызня ФСБ и ГРУ на внешних фронтах

2018 год стал, воистину, насыщен проявлениями жесточайшей борьбы за ресурсы и влияние между ФСБ и ГРУ, а также аффинированными с ними структурами. Так, к началу этого года стало очевидно, что пик конфликта в Сирии уже миновал, и начинается фаза дерибана ресурсов непосредственно на территориях, возвращенных под контроль режима Асада, а также на землях, которые еще только предстоит отвоевать у сил суннитской оппозиции и курдов.

Здесь в полный рост дал о себе знать антагонизм между ЧВК «Вагнера», подконтрольного людям из ФСБ, и российскими военными, которыми командовал Шойгу. В ночь с 7 на 8 февраля колонны бойцов ЧВК «Вагнера» в сопровождении подразделений асадовцев начали штурм позиций СДС, чтобы захватить нефтяное месторождение, принадлежащее американской компании Conoco. Но в ходе контратаки авиации коалиции во главе с США были полностью разгромлены и понесли потери в живой силе до 80% боевиков.

Хотя бой против «вагнеровцев» длился 6 часов, Шойгу решил не давать им традиционной поддержки ВКС, что стало актом предательства и смертным приговором для них. Важнейшей задачей Шойгу в этом контексте была зачистка рынка ЧВК от конкурентов для продвижения интересов минобороновской компании «Патриот».

Еще одним ярким примером подножки для ФСБ со стороны Шойгу в контексте борьбы за рынок оказания услуг наемников, стала гибель российских журналистов (Джемаль, Расторгуев и Радченко) в Центральноафриканской республике в августе 2018 года. Указанные лица направлялись к базам, где разместились российские наемники из ЧВК «Вагнера» на территории ЦАР, и их целью была подготовка разоблачающего материала о специфике их работы на африканской территории, в том числе, зачистка территорий от повстанцев и неугодного местного населения. Ликвидация известных журналистов бросила тень на «вагнеровцев», что очень на руку руководству ГРУ и лично Шойгу.

Но ФСБ тоже не пальцем деланные ребята, и за тяжелые удары в Сирии и ЦАР, они решили отыграться грушникам на других площадках.

Во-первых, такой зоной внутривидовой конфронтации российских спецслужб стал Донбасс. Сначала поменяли «мирно» Плотницкого на Пасечника, а затем 31 августа 2018 года ФСБ еще раз вроде как удалось отыграться у ГРУ и ликвидировать главаря «ДНР» Александра Захарченко, который был человеком Владислава Суркова, курирующего в интересах ГРУ политические дела на неподконтрольной Украине части Донецкой области.

Как известно, «ДНР» по неформальному договорняку является зоной контроля ГРУ ГШ МО России, тогда как «ЛНР» находится под пятой фсбшных кураторов. Но после устранения Захарченко консенсус между ФСБ и ГРУ по Донбассу был окончательно разрушен, и российские силовики вступили в острое противостояние между собой.

Это выразилось в том, что уже через 9 дней после гибели Захарченко, люди Суркова организовали новый «переворот» в «ДНР»: и.о. главы злокачественного новообразования Дмитрий Трапезников (креатура ФСБ) был беспардонно смещен людьми Суркова, которые передали его пост подконтрольному им главе «народного совета» Денису Пушилину.

Также сурковцы и грушники пошли на еще один опрометчивый шаг, объявив, что 11 ноября в «ДНР» пройдут «выборы» руководства «республики» и местного псевдопарламента. За такие финты Россию очень скоро будет ожидать новый пакет усмирительных санкций со стороны международного сообщества. «Выборы» будут знаменовать собой новый виток борьбы между ГРУ и ФСБ.

Как известно, в июне 2018 года российские социологи провели закрытые опросы общественного мнения в «ДНР» и отметили катастрофическое неприятие покойного Захара местным электоратом. Это дает шанс креатурам от ФСБ взять верх на ноябрьских «выборах». Тем более, что козырем в их руках выступает контроль над «прокуратурой ДНР», расследующей злоупотребления команды Захарченко и беглого «Ташкента» в бизнес-сфере. Новые разоблачения в этой области могут очень подорвать позиции выдвиженцев Суркова, а значит, ФСБ уже через два месяца может взять реванш над ГРУ, и установить контроль над всем неподконтрольным Донбассом.

Наличие руки ФСБ в экономике «ДНР» может свидетельствовать о подготовке региона к его передаче под контроль бизнес-структур «младоолигарха» Сергея Курченко, работающего под крышей Лубянки.

Команде Суркова и ГРУ нужно будет очень поднапрячься, чтобы сохранить контроль над таким ценным активом, как «ДНР». Для этого уже запущен маховик информационного мочилова ФСБ за их провал в вопросе обеспечения блокирования Томоса об автокефалии УПЦ.

Надо отдать должное, что ГРУ действует более тонко – системно и экспертно формируя общественное мнение о том, что РПЦ-ФСБ-СВР, проиграв битву за Томос, поставили под угрозу реализацию концепции «русского мира», что приведет еще к более худшим, необратимым, процессам. Насколько все катастрофично для ФСБ в данном вопросе говорит тот факт, что РПЦ пошла на открытый конфликт со Вселенским патриархом Варфоломеем.

14 сентября Синод РПЦ принял ряд «военных мер»:

1) в храмах Московского патриархата приостановят молитвенное поминовение Константинопольского патриарха Варфоломея;

2) приостанавливается совместное служение священников Московского и Константинопольского патриархатов православной церкви;

3) РПЦ прекращает участие в структурах под председательством Константинополя.

В перспективе маячит полный запрет на евхаристическое общение между верующими двух церквей. Но процесс создания поместной церкви в Украине необратим, а это значит, что фсбшники проявили свою тотальную некомпетентность и оказались поверженными.

Чтобы как-то скрасить свое катастрофическое поражение, «чекисты» решили провести информационную операцию по опусканию ГРУ. Чтобы придать своим конкурентом образ не менее дубовой организации и отвлечь публику, в эфир было запущено интервью на канале RT двух сотрудников ГРУ – Александра Петрова и Руслана Боширова, которые были организаторами отравления химическим агентом «Новичок» семьи Скрипалей в Солсбери в марте текущего года. Очевидно, что такая медиа-бомба была запущена ФСБ с целью полной дискредитации ГРУ.

Схожие мысли высказывают представители британского правительства. В Лондоне считают, что двое подозреваемых российских агентов ГРУ Петров и Боширов (британские власти считают эти имена вымышленными), обвиненных Скотленд-Ярдом в отравлении, стали козлами отпущения и подверглись публичному осмеянию за провал операции в Солсбери, и что за этим стоит не ГРУ, а какая-то другая российская разведывательная служба.

Одним словом, на лицо факт того, что российские разведывательные службы сейчас переживают период внутренних конфликтов и споров, связанных, в том числе, и с неудачным для них исходом операции по отравлению экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери в Солсбери.

Возвращаясь к мыслям, изложенным выше, стоит отметить, что Путину в чем-то выгодно стравливать ФСБ и ГРУ между собой, ведь таким образом и подозрительные фсбшники и латентный претендент на пост главы РФ Шойгу растрачивают свой потенциал, сжигая ресурсы друг друга. А сам «царек» за это время усиливает свои позиции, формируя свою личную спецслужбу в лице Росгвардии.

Исходя из этой логики, конфликтность в среде российских спецслужб в дальнейшем будет только возрастать, и есть риск того, что этот процесс перестанет быть контролируемым, и в итоге приведет к обрушению всего путинского режима изнутри.

В этом контексте стоит вспомнить первую войну силовиков в СССР, которая в 1970-1980-х гг. происходила между МВД, возглавляемым министром Николаем Щелоковым, и КГБ, у руля которого стоял Юрий Андропов. Долгие годы межведомственного противостояния советских силовиков в итоге привели к победе андроповцев. Но их триумф оказался пирровым: чистка советской милиции, в процессе которой были уволены десятки тысяч сотрудников, привела к тому, что Советский Союз стал неуправляемым, и контроль на местах перешел в руки организованной преступности

Развал системы органов МВД стал прелюдией к наступившему через короткий промежуток времени краху всей советской политической машины. Похоже, что Россия сейчас в условиях новой войны силовиков неукоснительно следует по такому же печальному для нее сценарию.

Секция «Браво» группы Информационное сопротивление