Saturday, April 21, 2018

В Кремле сейчас начали всерьёз опасаться

By , in Page on .

Сергей Климовский, историк и археолог

После оккупации Крыма в Москве начали орать: «Россия встаёт с колен!». В переводе с московского языка пропаганды это означало: империя оправилась и жаждет захватов. Но в Украине имперскую экспансию на Донбасс обломали, и в Сирии вместо блицкрига тоже вышла затяжная война. В ходе неё Москву ещё и вынудили поучаствовать в уничтожении своего детища – ИГИЛ. Путин оказался в положении Гитлера, и вместо серии блицкригов и триумфального шествия операции «русская весна» получил затяжную войну, идущую пятый год. Может поблагодарить своих западных партнеров, что она пока шла в очень щадящем режиме для РФ. Но всему есть предел, и высылка из 27 стран дипломатов РФ показывает: он наступил.

Московия сейчас начала всерьёз опасаться не авиаударов НАТО, которыми она тешит себя перед сном 70 лет, а своего распада. Насколько в Москве этого серьёзно боятся, – демонстрирует усиление оккупации Дагестана, региона с 3 млн. населения, где почти нет колонизаторов, кроме, так называемого терского казачества. Так исторически сложилось. Этот регион долго не привлекал внимания Москвы по двум причинам: из-за отсутствия ценных для экспорта ресурсов и своего многонационального состава. По этим причинам в Дагестан не было наплыва «русского мира», как в соседний Баку, и не было «великих» выселений народов из него, ни при царях, ни при Сталине.

Москва не устраивала и голод для его очистки от коренного населения, как в Поволжье и в Украине. Царская и советская бюрократия концентрировала усилия на колонизации Кубани и Пятигорья, а на Дагестан смотрела как на малоперспективный регион и управляла им по образцу колониальной политики европейских империй в Африке: выделялся этнос, пользующийся доверием империи, который становился её «младшим партнёром» и «старшим братом» для других, ответственным за порядок.

Эта точка зрения стала меняться после выхода из империи Азербайджана, Армении, Грузии и российско-чеченских войн, но не кардинально, так как сто этносов Дагестана не спешили оформляться в единую нацию. Москва чувствовала себя в Дагестане уверенно, глядя, как проваливаются все попытки чеченцев поднять на борьбу с империей народы Дагестана. В Москве 25 лет продолжали пребывать в уверенности, что твёрдой ногой стоят в Дагестане, и всегда смогут удержать под контролем ситуацию в нём по примеру Грузии, для дестабилизации которой использовали абхазов и осетин.

Но с 2015 г. в Москве по ряду причин стали постепенно терять эту былую уверенность. Причины были внешние и внутренние. Внешние – формирование с осени 2014 г. военно-политического союза между Азербайджаном, Грузией и Турцией и обострение отношений с последней. Москве отношения с Турцией удалось подправить, но союз этих трёх стран не только никуда не делся, но наоборот упрочился и его направленность против РФ и её сателлита Армении очевидна. Победа Азербайджана в «апрельской войне» 2016 г. и рост антироссийских настроений в Армении стали новым тревожным звонком для Москвы на фоне её увязания в войнах в Украине и Сирии.

Эти внешние факторы оказывали прямое влияние и на тихое «убегание» Дагестана от Москвы. За 25 лет процесс консолидации этносов Дагестана в единую нацию продвинулся не только в регионе, но и в сознании московитов, давших его жителям собирательное имя «даги». Московским колонизаторам, как обычно, лень вникать в этнические подробности, и если при царях они все тюркские этносы называли татарами, то сейчас русскому уму проще всех жителей Дагестана назвать дагами, чем разбираться в кумыках, аварцах, татах и т.д. Слишком много слов для русского ума, и бесполезных, с его точки зрения. Эти даги за 25 лет не только успели консолидироваться в нацию, но и обзавелись интеллигенцией, администрацией, политическим менеджментом, финансами группами и постепенно всё меньше стали связывать своё будущее с химерой «Россия». В Москве это ясно поняли в период протестов против системы «Платон», когда увидели, что дагестанцы, кубанцы и сибиряки выступают в них наиболее активными и консолидированными группами. В результате к лету 2017 г. в Москве совсем осознали: Дагестан оформляется в нечто типа отдельного улуса по образцу Чечни, но менее авторитарного и без такого «султана» как Кадыров.

То, что в Дагестане нет одного волевого «султана», для Москвы скорее минус, чем плюс. Одного «султана» ликвидировать легче, чем группу противников, которая не имеет чёткой персонификации в лидере. В Москве всегда мысли в парадигме: вождь и массы, но в Дагестане, вслед за Украиной, столкнулись с проблемой: а что делать, если нет султана, который взбунтовался против падишаха, и нельзя объявить борьбу с какой-то очередной махновщиной, григорьевщиной или бандеровщиной, так как такой протест не поддаётся персонификации.

Имперский ум Москвы не стал страдать с изобретением велосипеда, а прибег к старой колониальной практике: тотальная зачистка по всем направлениям.

Во-первых, начал в Дагестане с февраля 2018 г. «избиение младенцев», которое назвал «зачисткой». С середины XIX в. многие национально-освободительные и реформаторские движения в мире называли себя типа «Молодая Италия», «Молодая Германия», была даже «Молодая Россия», а так как РФ не далеко ушла от XIX века, то «избиение младенцев» лучше передаёт смысл происходящего, чем слово «зачистка», введенное в оборот в 1990-ые советско-российскими силовиками на Кавказе. Москва стремится ликвидировать то движение, которое можно назвать «Молодой Дагестан», устранить местный политический менеджмент и максимально наполнить администрацию края имперскими «варягами».

Во-вторых, Кремль решил «зачистить» и бизнес дагестанцев. Для этого 30 марта было одновременно по всей РФ проведено 170 обысков, изъятий и арестов на предприятиях компании «Сумма», принадлежащей дагестанцам Зиявудину и Магомеду Гаджиевичам Магомедовым. Несмотря на совпадение фамилии и отчества, они не братья, но оба были в списке «Форбс» – богатые люди России, и оба арестованы. Арестованы также минимум два топ-менеджера «Суммы» – дагестанец и азербайджанка.

В-третьих, 2 апреля Шойгу объявил о передислокации всей Каспийской флотилии РФ из Астрахани в дагестанский город Каспийск. Предлог надуманный: якобы устье Волги и северная часть Каспийского моря ежегодно замерзают, и флотилия не может зимой выйти на выполнение боевой задачи, если потребуется. С кем РФ собралась вести войну на озере Каспий, можно только догадываться. Настоящая причина, – в Кремле решили увеличить число русских в Дагестане методом перевода туда моряков и их семей. Аналогичную политику по «разбавлению» населения Москва с 2014 г. реализует и в оккупированном ею Крыму. Моряки – не единственные силовики, которых империя направляет в Дагестан для усиления в нём своего военного присутствия. ФСБ и полицейские части из РФ зашли в Дагестан в большом количестве ещё раньше, особенно массово – в феврале, и регион с 2017 г. всё чаще фигурирует в сводках КТО – карательно-террористических операций, которые Москва проводит в рамках своей 200-летней войны на Кавказе.

С 2016 г. идёт активная милитаризация Краснодарского и Ставропольского края, но Дагестан в неё начинают включать только сейчас, опасаясь его «детонации» в случае боевых действий в Грузии и военного столкновения между Арменией и Азербайджаном. Война на Кавказе может стать катализатором к процессу прощания Дагестана с химерой «Россия», и Кремль спешит «подстелить соломку» везде, где, как он полагает, может загореться. Но забывает, что солома горит не хуже, чем поролон в «Зимней вишне».

Высказанные мнения, передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции. Редакция сайта не отвечает за достоверность таких материалов, а сайт выполняет исключительно роль носителя

Подпишись на наш Телеграм

Извините, в настоящее время нет доступных опросов.
Recommended articles
Inline
Inline