Бельцы в одном сайте

Сирийская война становится все более непопулярной в России, и каждая новая жертва бросает вызов будущей избирательной кампании.

Поспешные сообщения о политических триумфах часто приводят к негативным последствиям. Заявление президента России Владимира Путина о «победе» в сирийской войне было развенчано. Победа, в представлении президента, должна была включать в себя три ключевых момента: утверждение легитимности режима Башара Асада и его контроль над большей частью территории Сирии, укрепление партнерства с Турцией и Ираном, а также вывод из Сирии около половины российского военного контингента. И все эти три составляющие были провалены.

Путин собирался продать Западу «победу» России, и, таким образом, оказать давление на Соединенные Штаты, чтобы те приняли режим Асада, а также начали сотрудничество с Россией. Кроме того, Кремль намеревался призвать Европейский Союз проспонсировать послевоенное восстановление Сирии. Но в обоих случаях торг не состоялся.

Легитимация власти Башара Асада должна была произойти на форуме тех оппозиционных сил, которые подписали соглашение о «зонах деэскалации». Путин хотел провести этот «съезд» в Сочи, сразу после того, как объявил о российской «победе» в ноябре прошлого года. Но у сторон было слишком много возражений. Поэтому новая дата этого форума до сих пор остается неопределённой – он назначен то ли на конец января, то ли на начало февраля этого года.

Турция остается непреклонной в отношении любого представительства курдских сил в урегулировании сирийского конфликта, а без Анкары план «русского мира» не имеет смысла. Чтобы «ускорить» мирный процесс, сирийские правительственные войска уже начали наступление в провинции Идлиб, которая является самой крупной «зоной деэскалации». И это вторжение еще больше разозлило президента Турции Реджепа Эрдогана.

И хоть Путин пытается всячески «умаслить» своего капризного турецкого коллегу, в отношениях Москвы с Тегераном появилась серьезная проблема. Режим Асада все больше становится зависим от финансируемой иранцами шиитской милиции, которая контролирует значительную часть территории Сирии, в том числе, территорию рядом с российскими военными базам. При этом Израиль ​​продолжает наносить авиаудары по базам «Хизбаллы», и Россия не вмешивается и не протестует против этих атак.

Весьма неожиданным сюрпризом для Кремля стала иранская проблема – всплеск уличных протестов. Кульминация этих беспорядков, возможно, уже прошла. Но для руководства Ирана стало ясно, что основной причиной внутреннего недовольства являются огромные расходы Ирана на ведение войны в Сирии. У Путина нет четкого понимания внутренних процессов в Иране, поэтому он не может знать, как изменится поведение этого важного, но непредсказуемого союзника России.

Однако самым главным ударом по российской «победе» в Сирии стала серия нападений на авиабазу Хмеймим в январе этого года, которая остается основной оперативной базой для всех российских войск в Сирии, включая полулегальные частные военные подразделений. Российское командование настаивает на том, что боевики получили техническую поддержку из-за рубежа. Российские генералы также объявили, что террористическая группа, ответственная за эти нападения, была уничтожена высокоточными ударами. Но эти заявления невозможно проверить, поскольку ни одна из группировок не взяла на себя ответственность за нанесение беспрецедентного ущерба российской авиабазе.

Вся эта запутанная ситуация дает понять, что Россия не может сейчас сократить свою военную группировку в Сирии, поскольку задача по охране российских баз не может быть передана сирийским или иранским войскам. Москва пытается обвинить США в в своих потерях после объявленной «победы», поскольку один из самых опасных инцидентов в воздухе произошел сразу после заявления Путина о «победе».

Москве очень удобно списывать ответственность за каждый свой провал в Сирии на «козни США». Но для Кремля также важно сохранить некую форму сотрудничества со Штатами, потому что Сирия, возможно, это единственное место, где у России еще есть активы, чтобы участвовать в большой геополитической игре.

Россия выиграла некоторое время для режима Асада в Дамаске, но его власть в стране остается условной, поскольку ее не признают – ни региональные участники, ни Вашингтон. А Европейский Союз, если уж на то пошло, категорически отказался от предложения России участвовать в послевоенной реконструкции Алеппо и других сирийских городов.

Теперь Путину придется доказывать, что его заявление о «победе» было не ошибкой, а всего лишь несколько преждевременным заявлением о важном повороте в затянувшейся войне.

При этом сирийская война становится все более непопулярной в России, и каждая новая жертва бросает вызов будущей избирательной кампании. Несмотря на то, что более двух лет назад Россия вмешалась и поддерживала войну в Сирии, Путин какое-то время назад еще был открыт для предложений о мягком отстранении Башара Асада от власти. Но теперь он не знает, что делать с сирийским авторитарным лидером, который замешан в истории с использованием химического оружия. Курс на Дамаск завел Путина в окончательный тупик.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here