По крайней мере, заявления посла США в День памяти жертв Холокоста очень двусмысленны.

В своем заявлении Ханс Клемм отметил, что в мире растет враждебность, которая усугубляется распространением “фейковых новостей”, которые из Интернета переходят в публичный дискурс, и такие сценарии имеют одну цель – разделить, ослабить наши институты и поляризовать общества в Европе и мире.

“Политики и журналисты, которые уступают соблазну воспользоваться этими сценариями, вероятно, делают это из оппортунизма, чувствуя, что есть шанс на краткосрочную выгоду, даже если они не обязательно верят в эти сценарии. Но этот оппортунизм в конечном счете разрушителен”, – прокомментировал посол.

Клемм посетовал, что “через это мы фактически делаем работу за наших врагов, тех, кто пытается ущемить нас. Для этого может быть использовано маргинальное, ксенофобское и расистское течение крайне правых. Это может быть вредное влияние России. Это могут быть те, кто пытается разделить общественность посредством призывов к необузданному экономическому национализму. Все ищут способы ослабить наши партнерские отношения и нашу трансатлантическую ориентацию в своих собственных враждебных целях”.

Стойкое ощущение, что это не просто обобщение ситуации, а непосредственное предупреждение действующей румынской власти. И хотя нет никаких доказательств, что попытки социал-демократов отстроить “экономический национализм”, то есть вернуть государству часть утраченного суверенитета, осуществляются с подачи России, Москва сегодня удобная страшилка и комфортный “враг” для консолидации против него, скажем, раздробленного правого либерального фланга румынской политики.

Далеко ходить не надо. Пропрезидентские национал-либералы все местные выборы носились с криками, что русские идут и что за околицей-де уже видели русские танки. Танков, конечно, не было и национал-либералам эти призывы не дали так уж много, но антироссийская риторика неизбежно перекочует в парламентскую избирательную кампанию. В Москве кому-то это даже нравится, потому что создает ложное ощущение, что “русского медведя” все боятся – правда, после этого ставить вопрос о диалоге Москвы и Бухареста бессмысленно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here