В 2019 году в Украине пройдут выборы главы государства и парламента. К участию в электоральном процессе готовятся не только местные политические силы, но и Кремль, который рассматривает их уже как точку невозврата. А это значит, что уже сейчас самое время разобрать мотивы и цели путинских стратегов. И что не менее важно, рассмотреть комплекс сценариев, которые готовятся для возвращения Украины в российскую орбиту влияния.

Украина на прицеле путинского бонапартизма

Режим российского президента Путина находится при власти в Кремле уже более 18 лет. Это значит, что в современной истории России по длительности правления он уступает теперь лишь диктатору Иосифу Сталину. Предвыборная кампания Путина в 2018 году проходила под лозунгом «Сильная Россия – сильный президент». Лозунг выглядит в духе правления французского «короля-солнца» Людовика XIV, известного высказыванием «Государство это – я».

 

Надо отдать должное, что близкое окружение Путина давно не скрывает его, так сказать, фундаментальной роли, вот, к примеру Вячеслав Володин, действующий глава Государственной думы России, которая стала совещательным органом при «царе», в свое время с полной серьезностью заявил: «Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России».

Было это еще в 2014 году, и с тех пор ситуация еще больше усугубилась. За долгое время у руля России Путин перепробовал уже, казалось бы, все возможные ипостаси, и PR-выходки. И в итоге креативность его команды оказалась на полном нуле. Для Путина 4.0 характерным является наличие большой проблемы – полное отсутствие новых творческих идей. И тут, казалось бы, уже самое время сказать пресловутые «Я устал – я ухожу», но он продолжает цепляться за власть, кормя народ, как говорится, «тухлой осетриной».

 

Когда в конце прошлого года Путина спросили о его программе, он дал довольно расплывчатый ответ: «Главное, на чем необходимо сосредоточить внимание и власти, и всего общества, — это такие вопросы, как развитие инфраструктуры, здравоохранения, образования. Это, как я уже сказал, высокие технологии, повышение производительности труда». Он так и не сказал, какие вопросы он сделает приоритетными в течение его очередного президентского срока. Это вызывает значительную озабоченность на фоне тех экономических трудностей и невзгод, которые переживает российская экономика и общество в целом.

Если на протяжении первых 8 лет правления общественный договор Путина с народом основывался на тезисе «ограничение гражданских свобод в обмен на благосостояние», то в 2018 году данная формула уже совсем не работает. В 2000-х россияне наслаждались существенным экономическим ростом, вызванным высокими нефтяными ценами. Среднемесячная зарплата выросла с 60 долларов в 1999 году примерно до 940 долларов в 2013-м. В 2002 году четверть россиян жила ниже черты бедности, спустя десять лет этот показатель уменьшился до 10%. Все это время популярность Путина ни разу не опускалась ниже 60%. Но сейчас этот общественный договор с россиянами из-за рисков экономического коллапса уже совсем не работает.

В 2015 году российская экономика сократилась на 3,7%, в 2016 году падение составило еще 0,6%, а реальные доходы населения упали на 6%. Только за 2015-2016 гг. оборот розничной торговли сократился на более чем 15%. Это беспрецедентное падение в истории путинской России, при этом больше всего пострадал средний класс.

 

В целом экономический кризис затронул 78% российского населения. Будущее российской экономики также видится довольно печальным, бизнес-сфера в стране будет пребывать в стагнации, что будет существенно обострять межолигархическую борьбу внутри российских элит.

В опросе Высшей школы экономики относительно видения перспектив российской экономики в 2018-2019 годах, и далее до 2024 года, сказано, что в ближайшие пару лет рост ВВП будет ниже официального прогноза, а к 2022 году ожидания резко ухудшаются. В общей сложности консенсус-прогноз экспертов подразумевает реальный прирост ВВП в 2018 году на уровне 1,7%, 2019-м-2020-м годах — 1,6%, 2021-м году — 1,8%, а в 2022 году — вновь 1,6%. Одним словом, даже если цены на нефть увеличатся, у россиян не будет такого улучшения качества жизни, как в 2000-е годы.

Кремль в ответ перешел от модели легитимности, основанной на непрерывном экономическом росте, к модели, в основе которой лежит национализм, зарубежный авантюризм и создание внешних врагов. В условиях деградации экономики путинская стратегия заключается в привлечении избирателей посредством зарубежных авантюр — «маленьких победоносных войн» в Крыму и Сирии. Эти войны не только укрепляют легитимность власти, но и отвлекают внимание от экономики. Население консолидируется вокруг нарратива о том, что Россия снова становится великой державой. Лучше всего это показал резкий скачек рейтинга Путина после аннексии украинского Крыма.