Руководство ЕС фактически дало испанскому правительству своеобразный карт-бланш, назвав ситуацию в Каталонии внутренним делом страны.

 

Каталонские власти готовятся провозгласить независимость региона от Испании уже в ближайшее время.

Возможно, это произойдет даже 9 октября. Основанием для подобного решения стали результаты регионального референдума, состоявшегося в минувшее воскресенье.

Такие действия властей автономии могут привести к серьезным экономическим и политическим последствиям для региона. Голосование, мобилизовавшее сторонников независимости, в Мадриде изначально признали незаконным. О нелегитимном характере плебисцита объявили и большинство стран мира, в том числе и Украина. Осудили референдум Европарламент и руководство ЕС.

Одновременно международное сообщество подвергло критике и Мадрид, силовыми средствами пытавшегося не допустить проведения референдума, в результате чего почти тысяча граждан и полицейских пострадали. Подобные действия идут вразрез с европейской практикой урегулирования политических конфликтов и кризисных ситуаций. Впрочем, руководство ЕС фактически дало испанскому правительству своеобразный карт-бланш, назвав ситуацию в Каталонии внутренним делом страны.

Однако после референдума у испанских властей остается не так много инструментов, чтобы не допустить развала страны.

Референдум 1 октября — событие, к подготовке которого сторонники каталонской независимости посвятили несколько лет. Они проводили референдумы с менее провокационными вопросами еще в 2009-м и 2010-м гг., но с января 2013 г. (когда парламент Каталонии принял декларацию о суверенитете) вопрос о референдуме являлся чуть ли не ключевым в политической повестке дня.

В 2014 г. каталонцы согласились, чтобы полномасштабный референдум о независимости был заменен безобидным “опросом”, который дал сторонникам независимости 80% голосов. Испанские власти тогда также признали его недействительным, а организаторы — тогдашние руководили региона — привлечены к суду.

Это не остановило каталонцев, 6 сентября с.г. одобривших закон о референдуме, который должен был бы стать правовой основной для самоопределения Каталонии. И хотя этот закон противоречил испанской конституции, на его основе было объявлено о проведении очередного референдума о независимости 1 октября.

Ряд наблюдателей винят правительство Испании, во главе которого стоит правоцентрист Мариано Рахой, в том, что оно медлило с решительными и действенными мерами в отношении сторонников отделения Каталонии. Решения испанского Конституционного суда о незаконности референдума в Барселоне просто игнорировали. Это и стало причиной того, что 1 октября испанские власти использовали силовые меры против тех, кто все-таки участвовал в незаконном голосовании. Таких оказалось 2,26 млн из 5,3 млн чел., имевших право голоса. И 90% из проголосовавших (более 2 млн чел.), поддержали независимость Каталонии.

Испанским властям и правоохранителям удалось не допустить голосования в ряде избирательных участков, изъять тысячи бюллетеней, заблокировать электронные системы подсчета и сбора голосов. Но ввиду массового участия граждан и их активного сопротивления действиям полиции предотвратить референдум не удалось.

Власти в Барселоне оперативно приняли решение, что бюллетени можно было распечатывать и заполнять дома и голосовать на любом из участков, которые продолжали работать. При такой ситуации очевидно, что никто не может гарантировать достоверность результатов референдума.

Силовые средства, которыми власти пытались навести порядок и не допустить нарушения закона в Каталонии, также вызвали бурные протесты и, что еще важнее, консолидировали сторонников каталонской независимости. Теперь отделение от Испании могут поддержать даже те, кто до 1 октября не собирался это делать, выступая лишь за то, чтобы Мадрид признал для Каталонии право на самоопределение.

Лидер каталонского правительства Карлес Пучдемон в полной мере использовал эти настроения, заявляя теперь о решимости провозгласить независимость. В минувший вторник сотни тысяч человек участвовали в протестах в Барселоне против действий испанской полиции, а профсоюзы Каталонии объявили в знак поддержки всеобщую забастовку.

На таком фоне намеки на диалог, о котором в своих заявлениях после референдума еще в понедельник говорили и Пучдемон, и Рахой, так и не воплотились в жизнь. 4 октября стало понятно, что король Испании Филипп VI не будет играть роль посредника для разрешения кризиса, хотя такая роль отводится ему конституцией. Пучдемон, видимо, надеялся на переговоры с Рахоем при посредничестве монарха. В обращении к стране, которые король делает лишь в исключительных случаях, он обвинил местные власти Каталонии в “недопустимой нелояльности”.

“Они в ясной и решительной манере поставили себя вне закона и демократии. Они пытались сломить единство Испании и ее национальный суверенитет. Своим безответственным поведением они ставят под удар экономическую и социальную стабильность Каталонии и всей Испании” — заявил Филипп VI. По мнению наблюдателей, эти слова являются поддержкой действиям правительства Рахоя.

Еще ранее испанское правительство отвергло идею о международном посредничестве в данном конфликте. Европейские лидеры и руководители ЕС посоветовали каталонским властям уважать испанскую конституцию и вернуться за стол диалога. Евросоюз четко дал понять: выход Каталонии из Испании повлечет и ее выход из организации. Брюссель также призвал Мадрид воздержаться от силовых действий и действовать в рамках закона.

Закон же дает право Мадриду преследовать активных участников выступлений в Барселоне. Так, на минувшей неделе в суд уже был вызван Хосе Луис Траперо — шеф региональной полиции Каталонии. Он должен был объяснить, почему его подчиненные не смогли предотвратить незаконные выступления. Ему могут быть также предъявлены обвинения в подстрекательстве к выступлениям против государства.

Наблюдатели рассматривают эти события как возможную подготовку Мадридом силового варианта разрешения кризиса: центральные власти готовы нейтрализовать любое противодействие (неповиновение) со стороны местных органов власти. Впрочем, то, что местная каталонская полиция не будет готова оказывать сопротивление, показали и события в день референдума 1 октября. Ее представители в лучшем случае пытались не допустить стычек между каталонцами и испанскими полицейскими, но в основном они плохо справлялись с этой задачей.

Проблема для премьера Каталонии состоит и в том, что если он все-таки решит идти до конца и инициирует рассмотрение вопроса о провозглашении независимости в каталонском парламенте, то это может лишить его поддержки со стороны части умеренных законодателей. Сторонники отделения от Испании имеют в региональном парламенте только 72 голоса из 135, и неясно, будут ли они единодушны, если голосование за независимость станет основанием для их вызова в суд или ареста.

С другой стороны, любые попытки Пучдемона отыграть ситуацию назад и остановить процесс оформления независимости будут негативно восприняты со стороны радикально настроенных политиков из движения “Вместе за “да”” и вероятно завершатся его отставкой. Таким образом, главе правительства Каталонии придется делать выбор из двух “зол”, и пока неясно, какая из них для него хуже.

Голосование за независимость в парламенте Каталонии даст в руки Мариано Рахою формальный повод впервые в истории страны задействовать ст. 155 конституции. Она дает правительству право заставить региональные органы власти выполнять требования центра, если их действия “наносят серьезный ущерб общегосударственным интересам Испании”. В крайнем случае, правительство в Мадриде может ввести прямое правление и урезать или вовсе ликвидировать автономные права Каталонии.

На таком варианте настаивают представители “Гражданской партии” (Ciudadanos), которая противостоит “сепаратистам” в парламенте Каталонии, имея
25 мандатов, а в нижней палате национального парламента Испании — Конгрессе депутатов — 40 мест. Как важные политические союзники для Рахоя, они могут подтолкнуть его к решению о смещении Карлеса Пучдемона и отставке правительства Каталонии. Но внутри “Народной партии”, к которой принадлежит и премьер, далеко не все готовы идти на столь радикальные шаги.

Также стоит добавить, что возглавляемое Рахоем правительство опирается на наименьшую парламентскую поддержку в современной истории Испании. Оппозиционные силы — Испанская социалистическая рабочая партия, а также депутаты левой партии “Подемос” и законодатели, поддерживающие независимость Каталонии, могут выступить против жестких мер центра по отношению к региональному правительству в Барселоне и даже потребовать отставки правительства Рахоя. Это в свою очередь может привести к политическому кризису в Мадриде, который лишь усугубит положение страны в целом.

Однако эксперты полагают, что Карлесу Пучдемону не стоит рассчитывать на такой сценарий. Его позиции слабее, чем у Рахоя, и “перезагрузка” его кабинета более вероятна, чем испанского. В активе каталонского премьера и его сторонников на данный момент только результаты референдума, который признан незаконным в Мадриде и поддержан лишь частью населения Каталонии. И провозглашение независимости в одностороннем порядке только усугубит положение правительства Каталонии и лишит его “политического капитала”, полученного в ходе референдума.

Что действительно сплотило большинство каталонцев после событий 1 октября, так это пренебрежение Мадрида к их гражданским правам, к свободе выражать свое мнение. Но это не значит, что их гнев в отношении действий испанских правоохранителей будет легко трансформировать в массовую поддержку идеи отделения от Испании. И для каталонского правительства было бы самой большой ошибкой сегодня использовать эти настроения для мобилизации населения в поддержку планов о провозглашении независимости. Это лишь приведет к закручиванию спирали конфликта и к общенациональному кризису.

Мадриду тоже следует извлечь урок из событий 1 октября. В случае активного сопротивления населения действиям центра, даже масштабная силовая акция не будет иметь успеха и приведет к еще большей конфронтации, а возможно и взрыву — массовым акциям неповиновения, кризису, который может легко выйти за пределы Каталонии.

На самом деле каталонское общество разделено, и большинство вовсе не стремится отделиться от Испании. Доминирующими в дискуссиях Барселоны с центром были вопросы экономической автономии, налоговой самостоятельности, сохранения языка и культуры. Все эти вопросы можно все еще решать за столом переговоров. И чтобы избежать худшего развития событий, стороны, так или иначе, должны искать компромисс и путь к диалогу.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here