Архивное 2015

Совершить стремительную карьеру, достигнуть незаслуженных высот, а затем в условиях обострения борьбы заявить, что всё минувшее никогда не было по нутру и вообще всё было неправильно – да, такое в Молдове очень даже возможно. И такое происходит очень даже часто. Крайними такими «деятелями» оказались Юрий Лянкэ и Евгений Карпов, покинувшие ЛДПМ. Перед ними ушла из облюбованной политической гавани Ирина Влах. Что объединяет её с двумя экс-либерал-демократами, роднит с Додоном, Годей, Абрамчук, Степанюком и прочими? Возвышение личного «Я» над всем остальным миром.

Карьера Ирины Влах в целом была удачна. Едва перевалив 20-летнюю жизненную отметку, будущая депутат в 1996 году получила должность юриста налоговой инспекции города Чадыр-Лунга – не будем раскрывать, что это значило тогда и каким образом можно было попасть в структуру, которая всегда была столпом молдавской экономики.

Проработав в фискальном органе семь лет, в 2003 году Влах получила назначение на должность начальника юридического отдела Исполнительного комитета Гагаузии (маленькая ремарка, тогда башканом был поддержанный правящими коммунистами Георгий Табунщик, который и формировал команду исполнительной власти автономии),  а уже через два года – в 2005-м – по спискам Партии коммунистов избирается в парламент Республики Молдова, попутно проходя обучение в докторантуре Академии публичного управления при президенте.

Стать счастливицей и войти в список из 101 народного избранника – такая карьера для Молдовы не самая типичная, что, впрочем, вовсе не свидетельствует о богоизбранности или высоких профессиональных качествах Ирины Влах. В парламенте будущая кандидат на должность башкана автономии работает долго – она входит в XVI, XVII, XVIII, XIX и XX созывы, отслужив депутатом 10 лет.

Чем запомнилась работа Ирины Влах в парламенте? Практически ничем. Заседая в комиссии по правам человека, депутат выступала соавтором ряда законодательных инициатив, но ярких прорывов на этом поприще не снискала.  При этом на официальном сайте народной избранницы нескромно говорится, что «многие вопросы решались ею на государственном уровне, благодаря ее ходатайству в Гагаузии был открыт новый корпус Комратского государственного университета, а также в Комратском районе, в селе Ферапонтьевка, сохранили гимназию, она добилась возврата Комратского реабилитационного центра для детей-инвалидов «Fidancik» в список государственных объектов, не подлежащих приватизации». Сколько в этих делах было от Влах, а сколько от руководителя государства и позиции ПКРМ предстоит изучать политическим аналитикам.

Скажем прямо, умело распорядиться государственными деньгами – это похвально, но это не подвиг: когда есть возможность зачерпнуть из госбюджета, оттуда зачерпывают и лишь для вида опускают глаза в пол. Ирине Влах зачерпывать позволяли, но связано это не с ёё «феноменальной» личностью, а с бытовавшим на тот момент общегосударственным пониманием важности целостного развития автономии.

Еще персональный сайт госпожи кандидата в башканы повествует, что «с 2005 года по сегодняшний день Ирина Влах активно участвует в общественно-политической жизни страны и региона. Пользуется среди населения автономии репутацией «близкого к простому человеку политика» и «защитника интересов автономии в центре», «пророссийского политика».

Почему закавычены громкие эпитеты, и кто определил близость к простому человеку, а также почему ничего не говорится о расстоянии Влах к «непростым людям» с пофамильным перечислением оных оставляем вопросом риторическим. Нет-нет, встречи с представителями российской элиты – это не близость-дальность – это пиар. А в Молдове есть совершенно другие «непростые люди», чьи моральные стержни оставляют весьма горький осадок и связь с которыми вызывает сомнение относительно качеств уже самой Влах.

Так или иначе, но депутат в 2010-м году достигла одно из партийных вершин, войдя в Политисполком Партии коммунистов, то есть, получив возможность участвовать в принятии оперативных решений развития ПКРМ, сидя за одним столом с Ворониным и другими. На последнем лично для Влах пленуме ЦК ПКРМ, как показали СМИ, депутат горячо защищала линию руководства партии, клеймя Юрия Мунтяна и Марка Ткачука раскольниками и требуя прекратить попытки покуситься на политическое тело председателя партии. Как оказалось, всё это Влах заявила, чтобы уже через два дня в Гагаузии начался процесс раскола позиций коммунистов. Сама депутат в этом формально не участвовала, но на первом же заседании парламента заявила, что не войдет во фракцию ПКРМ. При этом претензии к коммунистам, озвученные с публичной парламентской трибуны, очень резко контрастировали с тем, что Влах заявляла на пленуме.

Влах в ПКРМ и Влах после ПКРМ – это очень разные Ирины Федоровны. Это разные сценарии, однако же, написанные для одной сцены, за действом на которой все-равно следит свой кукловод, отдающий команды и дергающий за ниточки. За что потянули у Влах – уже дело маловажное, хоть приличия ради кандидат в башканы и могла бы признаться. Она свой шаг сделала и будет нести за него ответственность. Может не сейчас, но будет, потому что еще ни одного предательство не укрепляло самого предателя, хоть и ослабляло тех, кого он предавал.

Молдавская «политическая целесообразность», которую тот же Додон почему-то называет «политической мудростью», а весь простой молдавский народ зовет обыкновенно предательством в личных корыстных интересах, характеризуя таких персонажей как личностей у которых своя фуфайка ближе к телу – никого не удивила. Уход Влах был вписан в ряд таких же действий, имевших место ранее и, к сожалению, не нашедших должного наказания от молдавского электората.

Ирина Влах, пытающаяся выстроить из себя некую Маргарет Тэтчер из Гагаузии или фрау канцлерин Меркель тратит силы зря. Не получится «железной леди» из того, у кого нет железных принципов. Принципы, живущие два дня после пленума ЦК – это не принципы. И дело тут даже не в мифической борьбе какого-то добра с каким-то злом во имя конкретно взятого региона. И Тэтчер и Меркель совершили много ошибок в своей политике – разгоняли шахтерские и профсоюзные забастовки, ликвидировали социальные гарантии, душили страдающие от кризиса страны, но всегда шли согласно своим принципам. «Принципы» же, которые меняются в зависимости от политической конъюнктуры, от личного желания занять пост, стать чуть более важным, чуть более весомым, чуть более властным – зовутся прихотями и капризами.

Неизвестно, как сама себе ответила Ирина Федоровна на вопрос о том, почему она сначала поддержала линию Воронина, выступив с нападками на Мунтяна и Ткачука, а уже через два дня отказалась от нее. Где Влах лгала – на пленуме ЦК ПКРМ или на трибуне парламента, заявляя о неприсоединении к фракции коммунистов? Маленькое пятнышко, попавшее в этот же миг в ее биографию, рискует разрастить до настоящей грязевой лужи, ибо такова сегодня цена прихода во власть в Молдове.

«Бумажная леди» Ирина Влах может и станет башканом – ничего исключать нельзя – но это не будет приходом для Гагаузии управленца нового уровня и соответствующего масштаба. Это будет совсем не «железная» и даже не «латунная» персона. В тот момент, когда для Влах оказалось возможным предать тех, кто тебя политически взращивал (а тут, получилось, что она в итоге предала и Ткачука с Мунтяном, когда выступила против них на пленуме и затем оставшихся коммунистов, когда выступила в парламенте) – во всю ширь на горизонте встал вопрос, кого же предать можно еще. Додона? Можно. Москву? Вполне. Гагаузию? Посмотрим.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here